Эпитафия под саксофон

01 Ноя, 2013



style="display:block"
data-ad-client="ca-pub-2506304910479969"
data-ad-slot="9836816710"
data-ad-format="auto">

(Рубрика «Читай и слушай». Включите трек, под который рассказ был написан, чтобы уйти в атмосферу, созданную автором.)

Леа Ри Эпитафия под саксофонЕе тело было божественно красиво. Медленный танец, силуэт в полумраке квартиры. Черные волнистые волосы, сочные красные губы, юбка-карандаш и недавно снятая широкополая шляпа. Каблуки. Она будто только что сошла с обложки детектива. Саксофон дарил ей наслаждение, было видно, что она забыла о зрителе — обо мне — и просто получает удовольствие от танца. Она вошла в транс, и этот транс теперь был мой. Я смотрел на ее танец, тонкие руки, наклон головы.

Я пригласил ее в гостиницу, когда встретил в баре, и она согласилась. Возможно, она была замужем, но хотела отвлечься и погрузиться в новый незнакомый мир.

За окном шел дождь.

Как только мы пришли в номер, я не стал зажигать свет, а включил музыку, и моя замужняя незнакомка мягко оттолкнула меня назад, освобождая себе место для чего-то, что непременно должно было понравиться. Это был танец. Она начала, смотря на меня, но потом погрузилась в настроение, закрыла глаза и просто двигалась.

Я наблюдал за ней с вожделением. С одной стороны, мне было жаль, что свет выключен, мне хотелось, чтобы она увидела мой взгляд, но с другой, вдруг она хочет подольше побыть в этом медитативном состоянии ухода от повседневности. Вот здесь, наш номер в гостинице — все, что есть сейчас. Мы два незнакомца, мир далеко, а здесь саксофон, танец и благодарный зритель.

Эпитафия под саксофон Леа РиОна сняла длинные перчатки, заостряя мое внимание на своих локтях. Наконец-то она вспомнила, что я все еще здесь. В комнату попадало немного света от неоновых вывесок, и я увидел, как горят ее зрачки.

Она подошла ко мне, повернулась спиной и медленно, под музыку, положила голову мне на плечо. Незнакомка посмотрела на меня и эротично отвернулась, подставляя голую шею. Я прикоснулся к ней губами, и незнакомка сползла вниз, скользя руками по моим ногам.

Не прекращая двигаться под музыку, незнакомка развернулась ко мне лицом и стала подниматься. Ее экспрессивно напряженные руки скользили по мне, но в этой страсти была она вся. Женщина моей мечты...

Ее тело было по-прежнему великолепно. Только она могла так танцевать, только она будоражила энергией, которая била в ней через край.

Я не помню, сколько раз мы уже приходили в эту гостиницу, но каждый раз был разным, несмотря на то, что это происходило каждый день. Танец был разным, но всегда напряженным и полным  открытого желания.

Я уже не помню, была ли она замужем, или ее мужем был я. Я помню только договор, который мы заключили со Смертью. Мы так хотели быть вместе всегда, в этой страсти, потому что эти мгновения поистине прекрасны! И мира нет. Нет западающих клавиш пишущей машинки, шумящих людей, улиц, машин, ненавистных издателей, которым ничего от меня не надо, только свет от мигающей вывески отеля, комната, и мы.

Мир уже давно изменился.

— А помнишь, кто ты? — спросил возникший рядом некто.

— А ты? — продолжал я смотреть на танцующую незнакомку. — Вы все время приходите к нам и спрашиваете, не надоело ли нам так жить... Оставьте, нам хорошо.

— Тогда почему ты называешь ее незнакомкой? Ты помнишь, кто она?

— Она моя жена. Или незнакомка, которую я встретил в баре. Я не помню.

— А может, ее вообще нет? Может, это одна из героинь твоих книг, которую ты пожелал оживить?

— Это не важно. Мы просто вдвоем.

Некто вздохнул. Кажется, это была девушка.

— Тогда пусть она заговорит с тобой. Она только танцует, но всегда молчит.

— Зато очень эротично дышит, — улыбнулся я и подошел к незнакомке.

Она снова углубилась в транс. Я влился в ее танец, она не возражала.

— Мне с тобой хорошо. А ты помнишь, кто я?

Она касалась меня щекой, и я слышал, как она затихла. Она вспоминала. Мы совсем остановились, я обнимал ее стан.

Тут незнакомка посмотрела на меня. В ее глазах стояли слезы. Она была растеряна. Саксофон стал тише.

Леа Ри Саксофон— Ну вот... Зачем ты прервал ее счастье? — спросил снова Некто, все еще стоящий позади. — Человеку вредно задумываться, почему ему хорошо.

— Да, наверное, — произнес я и отпустил незнакомку обратно в ее мир.

Через несколько секунд она снова начала двигаться, улыбнулась мне и забылась в танце, как привыкла.

Внезапно я утратил к ней интерес. Сколько лет она уже танцевала для меня, а я смотрел? Сколько раз мы встречались в этой комнате?

— Не так много, — отозвался Некто.

— Мне кажется, я заключал сделку не для нас. Я думал, что договорился со Смертью всегда быть с ней... Но теперь не чувствую, что это верно.

Незнакомка растаяла в воздухе, не закончив танец.

— Я совсем ничего не помню...

Я расстроился, и Некто наверняка это почувствовал. Боковым зрением я видел, что это все же девушка, небольшого роста, с темными длинными волосами и в бесформенном бежевом балахоне из дешевой плотной ткани вроде ситца.

Почему-то у меня не получалось посмотреть на нее прямо. Некто скрывался от меня. Каким-то образом она блокировала мое желание повернуться.

— Просто вспомни, кто ты, — сказала она.

— Я — писатель. Жил во времена своего коллеги Чейза.

— Разве?

— Встретил незнакомку, все-таки это не моя жена... Заключил сделку со Смертью. Но я не помню, зачем. Какую именно сделку...

Я напряг все свои возможные извилины в мозгу.Леа Ри Саксофон

— Не пытайся вспомнить так. Просто плыви по течению, — сказала Некто.

В комнате стало тихо. Вдруг меня осенило.

— Ты моя дочка, — и я смог повернуться!

Девушка озорно усмехнулась:

— Это здорово.

— А Чейза я просто очень люблю.

— Как и свою профессию.

Обстановка сменилась с номера отеля на аллею.

— Ты здесь гулять любишь, — сказала моя дочь. Или кто бы она ни была. — И придумывать новые сюжеты.

— Да... Помню...

Я воспрянул духом. Но потом снова поник.

— Боже, как долго я протанцевал в этой гостинице! У меня же еще книга не закончена. Ты ведь ждешь!

— Слава богу! — воскликнула звонко дочка.

— Я могу путешествовать по своим сюжетам! Я все вспомнил! Я заключил сделку со Смертью — я не хотел умирать просто так, ты должна была издаваться вместо меня, так как у меня ничего не получалось. А я теперь могу попадать, куда захочу, на сколько угодно времени! Могу создавать любой сюжет, любое событие и смотреть, как оно будет развиваться. А потом передавать тебе. Во сне, в видении, по-разному.

— Мне было трудно пробиться, ты совсем завис с этой незнакомкой из последней главы, а ведь читатели ждут. Я уже не знала, что делать. Ох... теперь хоть могу говорить свободно, ты впустил меня в сознание.

— Да, я сейчас же возьмусь за работу.

Дочка улыбнулась, махнула рукой и растаяла.

А я чувствовал себя свободным. Я снова был счастлив! Счастлив тем, что мы с дочкой отличный тандем, хоть и немного странный — я — мертвый, она — нет, но это не имеет особого значения, потому что успех уже у нас в кармане.

Я потер руки в предвкушении и приготовился отправиться дальше по страницам своего пока незаконченного романа.

октябрь 2013

саксофон



Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники

Ваш отзыв