Странный парнишка Блу

26 Фев, 2014



style="display:block"
data-ad-client="ca-pub-2506304910479969"
data-ad-slot="9836816710"
data-ad-format="auto">

(Включите трек, под который рассказ был написан, чтобы уйти в атмосферу, созданную автором.)

Леа Ри Странный парнишка БлуОн всегда любил аквамарины, поэтому его прозвали Блу. Ему казалось, они таят в себе другие миры, переплетающиеся иллюзионы, лабиринты, коридоры с загадками, и ему очень хотелось разгадать тайну чарующего синего камня. У него дома собралась огромная коллекция аквамаринов разной величины, и в каждом заключалась своя маленькая вселенная. Злобный великан, который остался совсем один, потому что сожрал всех остальных;  непонятные перетекающие разноцветные капли, изменяющиеся в полете, Блу был уверен, что это тоже кто-то живой; гномики-шахтеры, забавно шагающие по тропинкам из дома к шахтам и обратно; девочка, разговаривающая со странным исчезающим котом и гусеницей, которая курит трубку…

Блу любил перебирать камни, вглядываясь внутрь, угадывая новые грани, новые ходы, замечая новых каменных жителей, они его не замечали. Они тихо жили внутри аквамаринов, любили, ходили на работу, ели, суетились, а может, тоже разглядывали свои маленькие камни, которые нашли в подземельях аквамаринового мира. Это было невозможно в реальности, но Блу мог фантазировать вместе с камнями.

У Блу было мало друзей, никто не понимал его странностей. Он был неразговорчив, не понимал шуток, а только глупо улыбался, думая о своем. В конце концов, Блу решил, что не стоит выходить из дома, только за любимым молоком и маковым сладким кренделем. А другие продукты он закупал на неделю. Блу решил, что теперь можно исследовать и другие камни, наверняка он найдет в них что-то новое.

Блу уже давно сидел в кухне за столом с горстями необработанных разноцветных камней. Вокруг царил кавардак, по углам образовалась паутина, ползали тараканы, но Блу их не замечал. Он забыл даже о маковых кренделях. И все потому, что увидел ее.

В розовом кварце неправильной угловатой формы он увидел девушку. Она виртуозно каталась на коньках, выписывая фигуры и расчерчивая камень подобно циркулю. Она так самозабвенно каталась, что Блу зачарованно смотрел на нее не отрываясь. Она гипнотизировала танцем. Ее легкое розовое платьице колыхалось на резких поворотах, оно следовало за хозяйкой вслед танцу.

Блу так хотелось, чтобы девушка его заметила, чтобы хотя бы узнала, что он есть и смотрит на нее с восхищением. Но как только он это представлял, ему сразу же становилось не по себе: как она отреагирует, что где-то живет великан подобно тому, что сожрал всех своих соплеменников, который следит за ней, а сама она живет в замкнутом холодном камне, одном из тысяч на планете, названия которой она даже не слышала?

Потому он смирился с тем, что не мог познакомиться с ней, и просто смотрел на танец. Иногда она спала, но почти всегда танцевала. Она тщательно зашнуровывала коньки, маленькие коньки, которые Блу мог раздавить одним ногтем, становилась на лед и начинала движение.

Они застряли во времени. Он — в своей квартирке, темной, запущенной, она — в аквамариновом мире, в котором был только танец на ровной поверхности розового кварца. Каждый жил в своем камне.

Но когда-нибудь девушка все-таки прорежет камень насквозь одним коньком или двумя сразу и выйдет наружу. И, возможно даже, такого же роста, как Блу. Может, аквамарин просто консервировал в себе нормальных людей, и их нужно выпустить?

А ведь есть камни вообще непрозрачные, сквозь них даже нельзя разглядеть, что есть другие миры, кто-то, кто есть снаружи и видит тебя!

У Блу был шанс — девушке нужно было всего лишь посмотреть сквозь камень. Но она была так занята танцем, что шанс был почти ничтожный. Нужно было отвлечь ее. Блу тряс камень, осторожно стучал по нему молотком, боясь вызвать землетрясение внутри и покалечить виртуальную подругу, он говорил, наклонившись совсем близко к камню, шептал в него, грел в руках дыханием, но девушка по-прежнему танцевала.

kamniЛетели дни, месяцы, годы. Блу казалось, что он старик. Он похудел, отрастил бороду. Вся его жизнь сузилась до розового шершавого камня с ладошку ребенка, ничего его не интересовало, все камни вокруг покрылись пылью. Девушка никогда не посмотрит на него. Возможно, она вообще не настоящая, и это просто кино, которое так любили смотреть его ненастоящие смешливые друзья.

Блу поднялся после сна и решил в последний раз посмотреть на любимый камень на кухонном столе.

И тут он замер.

Девушка не танцевала. Она сидела посреди своего танцевального поля в коньках, подпирая руками голову, и смотрела нахмуренно в одну точку. Она о чем-то мучительно думала. Сердилась или грустила. Что-то было не так.

Блу подумалось, что она могла почувствовать, как кто-то за ней наблюдает, и попытался снова подать ей знак. Наверное, за это мгновение он помолодел обратно.

Девушка убрала руки от лица и огляделась. Она заинтересованно рассматривала мир вокруг. Блу не знал, что она видела — матовые полупрозрачные стенки кварца, его силуэт или что-то еще. Она что-то искала глазами. Она поднялась и вновь начала танец. Другому бы показалось, что девушка и правда танцует, но Блу твердо знал, что это совсем не тот танец, который он обычно наблюдал. Девушка почти истерично щупала стенки своей каменной тюрьмы, суетливо, но беспощадно разрезая ее коньками снизу. Девушка прощупала все грани, результат ее не удовлетворил, и она продолжила поиск, крутясь на одном месте.

Как же Блу хотелось хоть что-то сделать! Как-то помочь, протянуть ей руку! Но он не знал, как. Он перепробовал все, что только мог придумать.

И тут его озарила догадка. Если нужно что-то кардинально изменить, нужно изменить саму структуру. Из обычного куска металла не сделать меч, если его не выгнуть и не обработать, из муки не сделать крендель, если не добавить яиц и не закрутить тесто в нужную форму, из камня не сделать драгоценность, если его не огранить, отколов все ненужное. Блу так боялся повредить камень девушки, что не подумал о возможной помощи именно таким способом. Она сама захотела выйти наружу, и теперь что бы ни произошло, нужно попробовать, иначе они оба будут жалеть об этом всю жизнь. Разрушение казалось варварством, но из хаоса может родиться что-то грандиозное. Если разрушить тишину, получится звук, и это уже много.

Блу взял молоток — тот самый, которым он когда-то осторожно стучал по камню. Решив начать с краю, Блу ударил. Камень не поддался, а только отскочил.

Девушка по-прежнему металась внутри в поисках выхода.

Блу принес еще несколько инструментов и принялся за дело. Наконец, от камня отскочил кусок.

Девушка замерла. Она смотрела испуганными глазами и вроде даже открыла рот в крике. Она не кричала от страха, она звала. Кого, сама не зная, но с уверенностью, что ее кто-то слышит.

Маленький кусочек не вызволил девушку из кварца, надо было разломить тюрьму пополам. Блу боялся этого. Ведь если ничего не получится, он может убить девушку или отправить ее в неизвестность и никогда больше не увидеть. Но делать было нечего. Она взывала о помощи, и нужно было попытаться.

kamniBluБлу положил кварц на пол и ударил так сильно, как только мог. Камень раскололся надвое.

И в тот момент, как камень развалился на две половинки, в дверь Блу позвонили. Он будто очнулся ото сна и посмотрел в сторону двери безумными глазами. Он не захотел открывать, ему был важен только камень и исход всей этой истории. В дверь позвонили еще раз. Камень не подавал признаков жизни, девушки внутри больше не было. Бросив взгляд на розовый повергнутый идол, Блу поспешил открыть, чтобы побыстрее избавиться от незваного посетителя и вернуться к горестной утрате.

Дверь открылась со скрипом.

— Здравствуйте. Простите, я только сейчас переехала в дом напротив и решила познакомиться с соседями.

Самая улыбчивая девушка в мире стояла совсем рядом, и Блу сначала не понял, в чем дело.

— Меня зовут Мэри, — протянула она руку, глядя широко распахнутыми глазами на Блу. Блу невнятно пожал ее.

— М… Здравствуйте… — промычал он, оглядываясь на разбитый камень.

— Если Вы сейчас заняты, прошу прощения. Если хотите, приходите сегодня на мое выступление, я буду кататься на коньках в семь часов. У нас целая команда, — и Мэри протянула Блу билет.

Он растерянно посмотрел на незнакомку, на билет, снова на незнакомку. Он представил ее в том легком платьице, тщательно зашнуровывающую коньки, и эти чистые аквамариновые глаза…

Он не знал, почему был так растерян. Это наверняка была она, но он не думал, что она появится вот так… обычно. Глядя на него искренне и по-детски, протягивая билет. А он стоял в дверях сутулый, бледный, с впалыми щеками и молотком в руках.

— Придете? — живо спросила девушка. — Если не придете, я буду очень грустить, — и она еще раз широко улыбнулась.

— Да, хорошо, — все еще неуверенно ответил Блу, взял билет и уставился на него. Девушка попрощалась, Блу закрыл дверь, все еще разглядывая врученную бумажку с черными отпечатанными на ксероксе буквами, и вернулся к разломанному камню.

Кварц лежал на полу все в той же покалеченной позе, вокруг валялись мелкие розовые осколки и песок. В камне больше никто не танцевал и никто не отражался.

Блу положил билет на стол, посмотрел на камень и задумался. О том, что надо бы побриться, убраться в квартире, сходить за молоком и маковыми кренделями и начать изучать новые камни.

2014



Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники

Ваш отзыв