Виктим

21 Фев, 2014



style="display:block"
data-ad-client="ca-pub-2506304910479969"
data-ad-slot="9836816710"
data-ad-format="auto">

Настанет день, и мы поменяемся местами.

Чарльз Буковски

(Включите трек, под который рассказ был написан, чтобы уйти в атмосферу, созданную автором.)

Леа Ри Виктим

Королева могла все. Она любила власть и карала всего одним жестом, одним движением брови. Ей мог не понравиться суп, который приготовила кухарка, и уже завтра бедную подданную вели на эшафот. Народ боялся Королеву, но знал, что она справедлива. Всегда. Несмотря ни на что. Ее считали жестокой, но разве не жестокостью можно держать толпу?..

Длинное узкое красно-черное платье в пол подчеркивало точеную фигуру Королевы. Она ступала бесшумно по красным ковровым дорожкам дворца. Никто не мог сказать ей ни слова, и она знала, что ее послушается каждый — здесь или вне дворца. Может, красота позволяла ей вертеть людьми, как захочется, может, что-то иное, внутреннее, никто не задумывался. Иначе оставался эшафот. Королева наслаждалась божественностью, потому что только бог мог решать, убивать или оставить в живых. Она была богом для своего народа, и никто не оспаривал это право, так как никто не думал, что сможет стать лучше бога. Оставалось только грызть друг дружку в этой толпе.

Тонкая рука в перчатке до локтя указывали на очередную жертву, и вот уже все обступают неудачника и начинают ненавидеть. Все мгновенно становятся на сторону Королевы, и ничто не спасет бедолагу. Только смерть. Это второй бог.

 

* * *

Темная спальня. Дверь скрипнула, и вошла Королева. Она сняла перчатки, положила их на комод, сняла узкое платье, распустила волосы, надела свободный светлый пеньюар и повернулась.

У кровати с балдахином стояло кресло. Королева знала, что Он там. Она стала подходить ближе. Ее властный взгляд сменился на робкий. В темноте она различила мужские туфли. Как часто ей приходилось их чистить. Она их ненавидела. А, может, и нет.

Он наклонился вперед и вышел из вальяжной позы. Проникающим из закрытого ставнями окна лучом осветило мужское лицо. Часть лба, немигающий глаз и щека, подпираемая рукой.

— Как дела? — спросил небожитель.

— Все хорошо, мой Король. Народ сделает для тебя все, что ты пожелаешь.

— Что ты пожелаешь?

— Я всего лишь Королева, но ты — мой Король.

Она слышала, как он довольно усмехнулся.

— Я не хочу, чтобы ты сегодня спала.

— Мне почистить твои туфли?

— Нет, этого я тоже не хочу. Мне понравилась новая кухарка. Может, когда-нибудь ты перестанешь казнить заодно и тех, кто мне нравится. Сегодня я не хочу, чтобы ты спала, я хочу, чтобы ты пригласила ее ко мне, а сама ушла к ее мужу. Возможно, она захочет убить меня или тебя. А, возможно, она попросит мужа сделать это, чтобы освободить место для нее… Нет, я хочу, чтобы ты почистила мне туфли. Здесь. Бесшумно. Чтобы она не услышала, пока я буду ей занят. А позовет ее кто-нибудь другой.

— Хорошо, мой Король, — произнесла Королева, подошла ближе, сняла с ног Короля загнутые кверху темно-зеленые туфли, вытащила из-под кровати коробку со щетками.

— Чисти маленькой.

Королева не знала, почему уже давно не ненавидит Короля. Возможно, вся ненависть уходила в народ, а там уже расползалась по домам.

Королева была жертвой для одного, но большой жертвой для нее был мир. Там, в городе, бегали ее маленькие подданные, она могла делать с ними все, что захочет. Король знал, что она не сделает ничего дурного, она была хорошим политиком и хорошей женой. Возможно, ей хотелось казнить и его, но он обязательно сделает это первым. А, возможно, кто-то из толпы все-таки решит превзойти Бога.

И небожителя тоже.

февраль 2014

Леа Ри Виктим



Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники

Ваш отзыв