Зуб

07 Сен, 2015



style="display:block"
data-ad-client="ca-pub-2506304910479969"
data-ad-slot="9836816710"
data-ad-format="auto">

(Включите трек, под который рассказ был написан, чтобы уйти в атмосферу, созданную автором.)

Леа Ри Зуб рассказ— Скоро-скоро… Сейчас… — шептала она на ходу, успокаивая кого-то.

Наконец, освещаемая только звездами, Аэла дошла до неглубокой пустой пещеры. Она устроилась внутри на привычном месте и начала разжигать старый костерок. Достала спичку из коробка, чиркнула и, бережно закрывая пламя от сквозняка, подожгла в нескольких местах. Постепенно прутья загорелись, заискрив и приятно потрескивая, а трепыхающиеся языки пламени нарисовали высокую изогнутую тень Аэлы на стене.

— Лети, — сказала она кому-то хриплым голосом, тяжело опустилась на колени и приготовилась.

Глаза девушки полностью покраснели, закатились, тело затряслось, голову пронзила острая боль, и призрачный лазурно-дымчатый дракон, словно бабочка из кокона, начал настойчиво вырываться из человеческих тисков, заставляя Аэлу корчиться. Она выгибалась под гнетом внутреннего существа, с которым они составляли единое целое. Не в силах остановить процесс, приходилось кое-как помогать дракону выбраться. Он подчинял тело хозяйки, вылезая за границы рваными астральными крыльями, хвостом и головой. Наконец, полупрозрачный изящный дракон оторвался от физического тела, уронив несколько призрачных частиц хвоста, которые тут же растворились в воздухе, расправил перепончатые крылья и вылетел из пещеры.

Аэла выдохнула и обессилевшая упала ладонями на землю. Спустя минуту отдыха она потушила костер, поднялась с четверенек и покинула пещеру. Весь мир был в ее распоряжении, можно отдохнуть до возвращения крылатого змея и до следующей ночи перестать быть сдерживающим сосудом смертоносного существа, посвятив время себе – гулять, читать новые книги, узнавать мир за пределами своеобразной тюрьмы. Аэле льстило, что измерение, в котором она жила, было создано специально для нее после согласия на заключение Дракона Смерти в ее теле. Тень от его жутковатых перепончатых крыльев моментально приносила смерть, кто бы под нее ни попал, а ежедневные боли Аэлы, превратившиеся в рутину, напоминали муки Прометея, о котором она слышала, изучая мир людей. Аэла жила здесь совсем одна.

Голова не болела, так как зуб был пустым, а его хозяин только что улетел на службу Смерти. В этом была своеобразная ирония – человек, обычно отвергающий Смерть в страхе неизвестности, сотрудничал с ней в другом мире. Каждый занимался своим делом, но не мог друг без друга: человек сдерживал призрачную душу дракона, который будучи свободным одним касанием или криком мог обратить все живое в прах, а Смерть дарила свободу, без которой человек не мог идти дальше.

Лето 2015



Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники

Ваш отзыв